О вреде романтизма в культурной среде
Автор Ирина МАКСИМЕНКО   
Сразу предвижу вопросы: о каком таком романтизме речь, и где она, эта культурная среда, которой угрожает не голодная бюджетная смерть, а именно романтизм?
Предвижу скепсис: это не про тех ли, кто в "клевом прикиде", а то и в "унисексе", в "мерсе" - а даже и в маршрутке! - едет и прямо-таки знает себе цену. Нет, не про тех, но… Маятник резко качнулся в сторону материальных ценностей, видимо, одновременно с крушением социально-экономической системы… Ну, не будем об этом: не то, что все в курсе, а целое поколение выросло без красных галстуков, очередей и утопических идей. И ничего - живы.
Но мы-то (может быть, и с вами…) помним время, когда книги о "большой и чистой" были в большом же дефиците, и светлые идеалы не были поруганы и оценены (то есть о-бес-ценены). И я лично очень обиделась, когда "психологов наставник" сказала нам, что Александра Грина подросткам читать не рекомендуется, а даже наоборот, противопоказано.
Но тут возникает вопрос: что же тогда будет о-благо-раживать души юного поколения? Что будет поднимать их над тленом и суетой? Про Высшее "Я" они, пожалуй, не знают. В церкви, несмотря на свободу совести, тоже почему-то все больше старушки… Что поможет им почувствовать наличие в себе такой сложной субстанции, как душа? Не курсы же менеджеров, в конце концов!
Для начала неплохо бы выяснить, какое благо может порождать в умах классический романтизм? Удобнее всего (или, скорее, общепринято) это делать на примере наиболее ярких и типических образах. Если мы говорим о Грине, это, конечно же, Ассоль и Грей из "Алых парусов".
Если кто подзабыл классику, напоминаю фабулу сюжета. Ассоль росла без матери, ее отец - угрюмый и нелюдимый моряк - надолго оставлял ее одну, уходя в море. Он-то и внушил дочке, что однажды прекрасный принц, капитан корабля, придет за ней под алыми парусами и навсегда заберет из грязной деревушки, где мечты загибаются на корню. Это предсказание, символ веры Ассоль, было настолько фантастичным, что сделало девушку притчей-во-языцех. А сказать проще - ее считали слегка чокнутой.
Грей же, юноша из аристократической семьи, сызмальства грезил приключениями и дальними странами. Разумеется, он тоже был нетипичным в своей среде, тем более, что и его детство было лишено материнского тепла, и, как и Ассоль, Грей черпал вдохновение в фантазиях на тему прекрасного будущего. При этом он целенаправленно искал трудностей и шишек и реализовал их на все сто вкупе с мечтой стать суровым капитаном на большом судне. Дальнейшее, наверное, помнят все: Грей увидел Ассоль, влюбился, узнал про ее мечту, накупил ярко-красного шелка и вошел в гавань под алыми парусами, и - да, навсегда забрал ее из тех мест, где до сих пор стоят, разинув рот, неверующие дураки и обыватели.
Такова эта история, которая считается одной из самых романтичных в литературе: даже имена героев стали практически нарицательными.
Но что же делает романтическое произведение таковым? Не претендуя ни на какие открытия в литературоведении, изложу точку зрения практического психолога.
Первое. Главный герой должен быть максимально положительным, но существовать в предельно тяжелой ситуации, либо попасть в нее благодаря обстоятельствам. При этом необходимо наличие у героя светлого и малодостижимого ИДЕАЛА. В данном случае практическая недоступность последнего подчеркивает, что ИДЕАЛ высок, как планка у олимпийского прыгуна. Второе. Поддерживать героя в его стремлении к материализации ИДЕАЛА призвана его ВЕРА в саму возможность этой материализации и НАДЕЖДА, что это обязательно произойдет. При этом ЛЮБОВЬ становится результатом достижения ИДЕАЛА (иногда - средством) и приравнивается к СЧАСТЬЮ.
В любом случае, СЧАСТЬЕ - это результат процесса достижения:

ЛЮБОВЬ и СЧАСТЬЕ

ИДЕАЛ

НАДЕЖДА

ВЕРА


Это, как представляется, наиболее общая схема романтического отношения к жизни.
Кстати, в революционной романтике (к счастью, уже мало кому понятной) эта схема также прослеживается. А то, что иногда народный герой испытывает счастье от самого процесса борьбы, с учетом контекста попахивает даже мазохизмом.
Тем не менее, в этом романтическом восприятии жизни чувствуется своеобразная религиозность ( не путать с духовностью!), активно "сотворяющая себе кумира". И, конечно же, такая актуальная в моей консультационной практике "фигура", как перфекционизм - мания совершенства, когда человек предъявляет и к себе, и к другим, и, соответственно, к жизни (ситуации), завышенные требования.
Все это заканчивается разочарованием, часто - большими страданиями.
Но давайте опять обратимся к нашим героям. Не случайно эта пара романтиков была аутсайдерами в своей среде: особенно это касается Ассоль, не умевшей и не желавшей строить отношения с теми, кто не разделял ее фантазий. По всем приметам, дальнейшая история семьи Ассоль и Грея должна быть историей жестко со-зависимых отношений: не случайно подобные пары у А.Грина умирают в один день.
Но им, по крайней мере, везет в том, что они встречают-таки свой идеал, об этом заботится автор . А как же быть реальным романтикам, автор жизни которых не так растроган их чувствами и устремлениями, как Александр Грин (и, как мне кажется, не для этого их придумал)?..
Часть этих "свято верующих" непоколебима: избранник должен "соответствовать" до мелочей. И поэтому:
а) Женский вариант. Рожаем ребенка "для себя", а потом мучительно "создаем" - иллюзорно или с помощью жестких методов воспитания (все равно иллюзорно) ИДЕАЛ из того, что родили.
б) Чаще - мужской. Ищем и ошибаемся, бросаем. Ищем и ошибаемся…
Другая, более мягкая, часть романтиков влюбляется, теряя критичность, а когда очарование спадает (как свадебное платье, только попозже), страдает, затаивает обиды, в том числе и на судьбу, и мучается от безысходности. При этом ИДЕАЛ честно сохраняется, оставаясь чем-то благородным и поддерживающим, НАДЕЖДА часто перестает осознаваться, но реализуется в отождествлении себя с героями душещипательных мелодрам. А реальная жизнь становится нескончаемой жертвой.
Определенная часть романтиков в ходе поисков теряет значительную часть ВЕРЫ или НАДЕЖДЫ, или того и другого. Страх неустроенности личной жизни толкает их на создание семьи и, в зависимости от степени "выздоровления" либо "несут крест", либо - живут счастливо, а между этим - варианты, варианты…
Нужно сказать, что уменьшить романтизм до уровня, позволяющего жить в счастье, достаточно сложно. Перейдя в хроническую форму, он то и дело дает о себе знать в самые неподходящие моменты. Стоит только ощущению благополучия чуть завять, - и вот поди ж ты! Многократно разоблаченный, он вылезает, к примеру, такими строфами:

Скажи мне ласковое слово,
Я так нуждаюсь, милый, в нем.
Хочу я вспомнить как былое:
Закат у моря, мы вдвоем,

И наши конные прогулки,
И шпоры звон, пера полет,
И ты в слезах в огромных окнах -
Меня уносит самолет…

И "шепот, робкое дыханье…",
Записка, веер, шлейф, вуаль.
Как сладостны воспоминанья
Того, что не было. А жаль…


И по щекам слеза реально
Течет, не ведая зачем…

Как грубо жизнь материальна,
Когда боимся мы проблем!

Так что же - ура тому, кто книг не читает?! Но простите: нынешние романтики, возможно, и не читают - зато кино смотрят! А там - сплошной романтизм. Да еще неродной какой-то, местами даже уродливый.
К примеру, Золушка. Она и так-то нам двоюродная, а уж в эпохальном, "красоточном" варианте Джулии Робертс, и вовсе не про нас. А она все находит и находит себе принцев на белых (варианты) "мерседесах" (варианты, варианты), и ведь веришь ей, веришь!!.
А мужчина - романтический герой? Ради светлых идеалов дружбы ("Бригада") или справедливости (?!) ("Бандитский Петербург") "замочит" кого и сколько угодно, и сам поляжет, драматичности ради.
А простой обыватель - не вор, не бандит, не следователь "по мокрым делам", - чем он может заинтересовать жующую романтичную публику? То ли спрос рождает предложение, то ли искусство формирует менталитет… Но реализм заматериализованного в значительной части общества - иллюзорен. На смену мифу "с милым рай и в шалаше" пришел миф "были бы деньги, а счастье купим": по сути, победа хрена над редькой.
А как насчет духовного романтизма, который в гробу видал и шалаш, и виллу? Идея романтизировать духовное развитие распространяется (предположительно, с небольшой скоростью) как сладчайшая зараза для "продвинутых". ИДЕАЛ-ПРОСВЕТЛЕНИЕ, оно же НИРВАНА, оно же САМАДХИ, и т.д., а схема повторяется. Живуч, однако…
Так, может, без романтизма и не прожить на белом свете?! Ведь идеалы часто "целеполагают" в нашей жизни.
В этом, представляется, все и дело. Ощущение счастья, которое существует как результат, недолговечно. Потом - либо кризис потери цели (см. литературу по психиатрии), либо новая идеализированная цель. Где вы видели спортсмена, который после первой значительной победы заявил бы: "Это все, больше мне ничего не надо!"?
Поэтому СЧАСТЬЕ является таковым, когда оно реально, когда оно и есть сопровождающий общий процесс жизни феномен и не обусловлено победами, не зависит от ИДЕАЛОВ, против которых я, собственно, ничего не имею.
Лишенный же идеализации романтизм превращается в эстетическое восприятие жизни - вещь необходимую (хотя и не единственную), отличающую психологически благополучного человека от мизантропа, нытика и дисфоричного невротика.
Итак, настоящее СЧАСТЬЕ - это ощущение, переживание благополучия и ЛЮБВИ, в идеале (!) постоянное, в реальности - чем чаще, тем лучше.
И этому МОЖНО УЧИТЬСЯ! А все остальное - от лукавого.